Ночная Хоккейная Лига
Официальный сайт регионального представительства Магаданская область
Мы разные — хоккей один!
Шестой сезон

Календарь игр

Стать партнером НХЛ-Магаданская область

Бахмутов: "В армию Назаров явился с двумя сумками колбасы"

27.04.17 12:40
Константин Нуждёнов, "Чемпионат.com"

Приёмная генерального директора Ночной хоккейной лиги Игоря Бахмутова заставлена многочисленными кубками - трофеев разного статуса в любительском чемпионате страны разыгрывается множество, ведь в этом сезоне в нём выступают аж 827 команды из 74 регионов РФ, немало наград и в личной коллекции Бахмутова, он – трёхкратный чемпион страны в составе московского «Динамо», играл в легендарной команде под руководством Владимира Юрзинова: ему есть что вспомнить и рассказать.

«В Ночной лиге было сложно, но сейчас освоился»

— Помните подробности прихода в Ночную лигу?

— Тогда организация имела серьёзные финансовые трудности. Они разрешились с приходом нового акционера — компании «СоюзФлот порт». Соответственно потребовался и новый менеджмент.

Мне позвонили и пригласили на разговор. В тот момент я ещё трудился в КХЛ. Состав участников был очень представительным. Я согласился. Сначала стал первым заместителем генерального директора Сергея Макарова. А после его ухода возглавил лигу.

— За год в новой должности освоились полностью?

— Да. Но поначалу некоторые вещи не понимал. Речь идёт о мелочах, нюансах, которых в столь большом предприятии, объединяющем практически 1000 команд по всей стране, великое множество. Требовалось во всё вникнуть, разобраться, понять. Сейчас никаких проблем нет. Налажен диалог со всеми региональными представителями и командами.

— Есть уверенность, что предстоящий фестиваль в Сочи пройдёт, как и прежде, на самом высоком уровне?

— Стопроцентная.

«На сборах в армии красили листья и траву»

— В хоккей вы начинали играть в Уфе.

— Моё будущее было предопределено, так как отец – бывший хоккеист. Начинал в Орске. После выступал за «Салават Юлаев». После завершения карьеры стал директором уфимской хоккейной школы. Жили мы, кстати, рядом с дворцом спорта на улице Зорге. В одном дворе с Юрием Никоновым и Равилем Хайдаровым, ребятами 1966 года рождения. В их команде ещё играли Андрей Василевский, Игорь Кравчук, Игорь Никитин, Александр Семак, Константин Полозов, Руслан Сулейманов, Сергей Бушмелев. В сборные Союза привлекались по восемь человек. Мой 1971 год довольно часто делил лёд с ребятами 1969 и 1970 годов рождения, где были Сергей Гомоляко, Дмитрий Денисов, Алик Гареев. Позже в «Динамо» несколько матчей просуществовала уфимская тройка – Хайдаров – Семак – Бахмутов.

— Приглашение в «Динамо» в 1991 году стало неожиданным? Предыдущий сезон вы провели в «Салавате Юлаеве», который выступал в первой лиге.

— В 1989 году в Киеве состоялась Спартакиада народов СССР. Я попал в сборную, которой руководил Сергей Николаев. Думаю, динамовские скауты взяли меня на заметку именно на том турнире. Сыграл я действительно неплохо.

— Службу в армии, хотя бы формальную, прошли?

— Практически сразу после приезда в Москву — полуторамесячные сборы вместе с Алексеем Яшиным, Андреем Назаровым, Сергеем Климовичем. Поступали в пограничное училище. Ходили в форме, жили в казармах. Всё как положено.

— Ну и листья деревьев к приезду высокого армейского начальства красили в зелёный цвет, чтобы красивее смотрелись, само собой.

— Ещё траву. Запомнился такой момент: Назаров взял с собой две огромные сумки. Я спросил, что внутри. Ответил: «Не волнуйся, пригодится». Когда приехали к месту сбора, оказалось, что там колбаса. К тому моменту у кого-то из его родственников имел в Челябинске было колбасное производство.

— Назаров уже в те годы мог «всыпать» кому угодно?

— Запросто.

— Он же, когда выступал в России, неплохо играл в хоккей.

— Да. Может быть, за океаном сам захотел сменить амплуа, стать первым российским тафгаем. Возможно, это требовалось для того, чтобы закрепиться в лиге.

— В первый же год в «Динамо» вы стали чемпионом. Голова не закружилась?

— Я не чувствовал никакого дискомфорта после перехода в «Динамо». Шла смена поколений. В команде было много молодых игроков. Самый старший – 25-летний Дмитрий Фролов. Алексей Жамнов, Алексей Яшин, Равиль Якубов, Михаил Шталенков, Андрей Трефилов, Александр Карповцев, Игорь Королёв, Алексей Ковалёв. Сильнейшая команда, за которую играл.

«Юрзинов требовал петь «на белом-белом покрывале января»

— Сезон-1991/92 – последний в «Динамо» для Владимира Юрзинова, которого едва ли не все игроки той команды называют вторым отцом.

— Так оно и есть. Он умел разговаривать с людьми, слышать их, всегда помогал и подсказывал. Правда, мог и поругать. И наказать. Но всё было справедливо, по-человечески. На Владимира Владимировича никто никогда не обижался. Это был наш наставник, педагог, старший товарищ.

— И сильнейший тренер, с которым довелось работать?

— Номер один, да. Хотя нельзя не сказать добрых слов и о Петре Воробьёве, Зинэтуле Билялетдинове, Игоре Тузике. Они все отличные тренеры. Сравнивать их мне бы не хотелось. Они просто разные.

— Какие наказания были у Юрзинова?

— Как-то раз он заставил команду, проигравшую двустороннюю встречу, встать в несколько рядов, как в хоре. И петь популярную в то время песню «на белом-белом покрывале января».

«С Назаровым и Козловым в «Макдональдс» пропускали без очереди»

— Говорят, что игроки «Динамо» в Новогорске тренировались даже ночью. По собственной инициативе.

— Это правда. Жили на базе. Лёд под боком. Вышли из номера, прошли по коридору, спустились в раздевалку — и можно кататься.

— Но иногда с базы наверняка и сбегали.

— Лазейки в заборе были. Чтобы спуститься из окна, случалось, связывали простыни. И – на 343-й автобус до «Речного вокзала».

Но вообще не могу сказать, что житьё в Новогорске шло во вред. Скорее наоборот. База нас сближала, сплачивала, концентрировала на хоккее, позволяла оттачивать мастерство. Да и идти многим было особо некуда. Большинство ребят не из Москвы. Своего жилья нет. Я, например, получил квартиру от «Динамо» в 1995 году, спустя четыре года после перехода в клуб.

Конечно, ездили в Москву погулять. Но мест, куда пойти, было не очень много. Помню, заглядывали в «Макдональдс».

— Стояли в очередях?

— Нет. Ну, представьте, вы стоите в очереди, а на вас идут Андрюша Назаров и Витя Козлов, а рядом с ними ещё несколько крупных молодых ребят. Мы, как истинные нападающие, искали кратчайшие пути к воротам соперника (смеётся).

— Наверняка посещали не только «Макдональдс».

— Праздникам и застольям со всеми вытекающими последствиями, если вы об этом, база тоже не мешала (улыбается).

— Драки были?

— Случались. На свадьбе Димы Сергеева в пансионате неподалёку от Новогорска пропустил удар от кого-то из местных и улетел в стеклянную дверь. Следы на спине сохранились до сих пор.

«Автобус свалился в кювет, увидел коленную чашечку»

— На покупку старого «Форда» скидывались?

— Его в итоге не купили. Оказалось, что машина без документов. Но сначала «загорелись», ведь иномарки только пошли. Голубой «Форд». Стоил 700 или 800 долларов. Помню ещё одну историю, связанную с машиной. В Новогорске вечернее собрание. Нескольких нет. Вдруг появился Сергей Петренко. Весь в крови. Оказалось, машина перевернулась, не доехав до базы буквально полкилометра.

— Как-то раз по дороге в Воскресенск перевернулся автобус с целой командой.

— Водитель хотел избежать столкновения с трактором, который, разворачиваясь, перегородил дорогу. В результате автобус свалился в кювет и пролетел на боку несколько метров. В итоге у меня рваная рана ноги. Увидел коленную чашечку. Причём к тому времени вторая нога у меня уже была не в порядке.

— Из-за этого не попали на драфт НХЛ?

— Да. Я встречался со скаутами нескольких клубов – «Филадельфии», «Калгари», которые прилетали в Москву и говорили, что за мной следят. Но в матче с «Крыльями Советов», на который они все пришли, столкнулся с Владимиром Тереховым колено в колено. Ногу перестал чувствовать тут же. Смотрю, а она в совершенно неестественном положении, ушла в сторону. Пытаясь доехать до лавки и падая, увидел, как скауты махнули руками. Полный разрыв крестообразных связок.

«Гончар поначалу в «Динамо» не выделялся»

— Сколько платили в «Динамо»?

— Не помню. Честно.

— На что хватало?

— Особо ни на что. Выручали летние заграничные турниры и чемпионства. Премиальные платили только за первое место. В основном на эти деньги и купил через два года «девятку», «мокрый асфальт», экспортное исполнение, с задранным задом. Самый крутой вариант.

В те годы спонсором «Динамо» стал «Самсунг». Тоже подспорье. Игрокам давали каталог. Ребята постарше могли выбрать товаров на 1500 долларов. Но и нам, игрокам помоложе, хватало на видеомагнитофон, телевизор, что-то ещё. Телевизор, кстати, работает до сих пор.

— Тренер Воробьев был жёстче Юрзинова?

— Да. И требовательнее. Во главе угла – строгое выполнение установки. Не терпел отклонений от курса. На первом месте – защита. Говорил так: «Оборона начинается сразу после потери шайбы – прессинг, отбор в чужой зоне». В «Динамо» хватало креативных, мастеровитых нападающих. Поначалу было несколько непривычно. Но ничего, перестроились.

— В сезоне-1992/93 11 матчей за «Динамо» провёл Майк Миллер. Что за загадочный персонаж?

— Первый иностранец, который приехал в «Динамо».

— На коньках кататься умел?

— С трудом.

— По-русски не говорил?

— Нет, но основам научили быстро. Хоккейно-матерную терминологию, по крайней мере, освоил (улыбается).

— Когда из Челябинска привезли Сергея Гончара, талант увидели сразу?

— Сергей всегда был рассудительным, с хорошим катанием, броском. Но не сказал бы, что в «Динамо» он сильно выделялся. Однако затем планомерно, год за годом, повышал уровень мастерства и в итоге стал звездой мирового уровня.

— Вы Андрея Николишина тоже всегда называли по отчеству?

— Да. К нему как-то сразу приклеилось Василич. Если не ошибаюсь, в 18 лет у него была семья. Уже в те годы он выглядел как взрослый мужик, который всерьёз воспринимал не только хоккей, но и жизнь.

— Ожидали, что у Евгения Набокова всё сложится за океаном столь хорошо?

— Да. Он в воротах не стоял, а играл. Читал действия партнёров и соперников. Как будто знал, куда пойдёт пас, куда будет бросок, каким окажется отскок. Ценнейшие качества. И это помимо технической одарённости и разноплановости.

— В 1995 году «Динамо» стало чемпионом, выиграв решающий матч в Тольятти 6:0. Но кубок на церемонии награждения отсутствовал.

— Забыли снять с постамента и вынести. А может, сделали так специально. Ситуацию исправили болельщики «Динамо», которые пробрались к кубку, забрали трофей и прямо на льду передали команде.

«В Чехии порадовал лишь «Будвайзер»

— В те годы едва ли не все стремились уехать куда угодно, пусть даже в скромную с хоккейной точки зрения Словению. Вы же за границей так и не поиграли. Почему? Не было вариантов или желания?

— Варианты были. Просто прикипел к Москве. Но однажды за рубеж всё-таки поехал. Летом 1997 года Марк Гандлер направил в Ческе-Будеёвице.

— Красивый город. И местное пиво «Будвайзер» одно из лучших в Европе. За год до вас там играл защитник Владимир Антипин, забросивший победную шайбу динамовцев в финале Евролиги-1998/99.

— Да. Но у меня дела там сложились не лучшим образом. О поездке туда пожалел неоднократно. В лагере – человек 50. Сыграл несколько контрольных матчей. Контракт так и не предложили. Из-за этого упустил место в «Динамо».

— Назад не взяли?

— Нет. В принципе, справедливо. Тем летом в команду вернулся Билялетдинов. К составу подпустили группу молодых игроков – Афиногенова, Степанова. Вернулись опытные Петренко и Леонов, пришли Иванов и Бердичевский. Мест в команде не было. Но сказали, что есть возможность поиграть в ХК ЦСКА. Между клубами в те годы были определённые взаимоотношения. Так я оказался у Виктора Васильевича Тихонова.

Полтора года без зарплаты

— В ХК ЦСКА не платили?

— Вообще. Я пришёл в команду в сентябре. Ребята сразу рассказали, что зарплат они не видят. До конца октября подождали и решили бастовать (забастовка началась с матча против «Нефтехимика», который ХК ЦСКА проводил вторым составом и уступил 0:10. В общей сложности игроки основы бастовали неделю. После чего несколько человек покинули команду. – Прим. автора).

— Что в итоге было с долгами?

— Вроде что-то выплатили. Но точно уже не помню. Помню, в итоге команда вылетела в Высшую лигу.

— Каким запомнился Тихонов?

— Требовательным. Много внимания уделял функциональной подготовке. Все ледовые тренировки просил проводить на максимуме возможностей.

— Сезон-1997/98 запомнился тем, что в нём принимали участие два ЦСКА. Накачки перед встречей с командой Александра Волчкова были?

— Нет.

— Деньги не платили и в вашей следующей команде – «Химике».

— Пригласили туда Валерий Никитин и Валерий Брагин. В то время на бытовые и финансовые условия особого внимания не обращали. Спросил: будут ли платить зарплату? Ответили, что да. В итоги денег не увидел ни разу.

— И в середине сезона вы переехали в Тольятти.

— «Химик» как раз встречался с «Ладой». После матча Геннадий Цыгуров пригласил в команду. Клубы договорились за два дня.

— Не так давно Цыгуров скончался.

— Мне он запомнился спокойным и уравновешенным. Не могу назвать его мягким, но голос он не повышал. Всегда объяснял, добивался того, чтобы игрок полностью понял его задумку без криков, накачек.

— Вы рассказывали, что на Спартакиаде-89 работали с известным специалистом Сергеем Николаевым. О его лингвистических способностях ходят легенды.

— Возможно, он самый харизматичный тренер. Николаев, да, был не только жёстким, требовательным тренером, но и острым на словцо. Его истории походили как минимум на фельетон, как максимум — на рассказы Зощенко.

— Например.

— Пятёрка ушла со льда, села на лавку. Николаев в сверхэмоциональной манере начал указывать кому-то на ошибки. Только повернулся обратно к площадке, как нам забили гол броском от синей линии. Чувствовалось, что в целом момент он упустил. И стал высказывать Эдуарду Горбачеву: «Горбач, хрен ли ты не лёг под шайбу?!» Тот развёл руками: «Я же лёг». «А на хрена ты ложился?!»

— Вас в родную Уфу не звали?

— Рафаил Ишматов приглашал неоднократно. Я уехал в «Динамо», а он вскоре возглавил «Салават». У него была чёткая стратегия – играть уфимскими воспитанниками. Что и было реализовано. Насколько я помню, в составе того «Салавата» было только два приезжих игрока – вратарь Владимир Тихомиров и защитник Олег Коваленко. И при этом команда давала результат, трижды выиграв бронзу.

«Три тысячи долларов – хорошие условия»

— В 1999 году вы перешли в клуб Высшей лиги «Витязь». Чем подкупило предложение? Неужели не было возможностей трудоустроиться в элите?

— Хотелось поиграть в Москве. Да и условия в «Витязе» предложили хорошие.

— Что же по тем временам «хорошие условия»?

— 3000 долларов в месяц плюс премиальные. Ещё что-то заплатили за выход в Суперлигу. Подобрался хороший состав – из «Динамо» пришёл Валера Белов, приехал Алексей Погонин. Играли в Сетуни, жили в Подольске, в гостинице. Ну а самое главное – все рассчитывали на то, что команда задержится в элите.

— Руководители «Витязя» заявляли, что в скором времени клуб будет бороться чуть ли не за чемпионство и за победу в Евролиге. Был построен шикарнейший по тем временам дворец. Однако с выходом в Суперлигу их амбиции почему-то стали значительно скромнее. В итоге «Витязь» отыграл в элите всего год. Но успел выиграть один трофей помимо Высшей лиги. Предсезонный.

— Кубок «Спартака». Хорошо, что вспомнили про арену. Для нас это было всё равно что пересесть с «Жигулей» на иномарку.

— На той арене, в матче — открытии стадиона, вы забили «Динамо» красивейший гол, пройдя через всю площадку, а «Витязь» обыграл действующего чемпиона 4:0.

— Помню. По-моему, за ту победу нам даже дали повышенные премиальные.

— Про связи того «Витязя» с криминальным миром говорилось многое. Игроки это ощущали?

— Нет. По мне, так люди, руководившие тогда клубом, относились к команде очень хорошо. Иногда заходили в раздевалку, подбадривали, общались. После ХК ЦСКА и «Химика» я регулярно получал зарплату.

— Тогда за «Витязь» выступал совсем молодой Евгений Артюхин.

— Уже выделялся габаритами. Кстати, несколько матчей он играл в тройке с Беловым и мной. Мы всегда ему подсказывали, а он слушал, вникал, всё воспринимал адекватно.

«Закончил карьеру в 31 год осознанно»

— Почему завершили карьеру в 31 год?

— К тому времени к профессиональному хоккею остыл. За последние три-четыре года было много переходов, переездов, неопределённостей. И, честно говоря, не выдерживали колени. Мучился с ними. Практически всю карьеру отыграл на фоне тяжёлых травм. Понимал, что в функциональном плане молодым серьёзно уступаю. Решение принимал не за один день. Так что оно не было эмоциональным.

— Тяжело перестать жить в привычном ритме?

— Да. Но в хоккее остался. Пошёл работать к отцу, директору катка и школы «Пингвины», заместителем. Он приехал в Москву в 1997 году по приглашению Валерия Шанцева. В то время как раз начиналась реализовываться программа строительства катков – Новокосино, Ясенево, Бирюлево, Солнцево, Марьино и другие.

— Никиту Зайцева по «Пингвинам» помните?

— Помню. Никита – коренной «пингвин». Выделялся ростом, катанием. В 15 лет его перевели в «Крылья».

— Вы же успели поработать агентом?

— В своё время закончил государственную юридическую академию. Так что необходимые знания для агентского бизнеса имел. В 2004-м, да, создал компанию. Среди клиентов были Андрей Николишин и Александр Харитонов. Но в основном собирали молодых игроков.

— Однако в 2008 году вас позвали спортивным директором в «Торпедо».

— Тогда агентскую деятельность и оставил. В «Торпедо» самое яркое впечатление – приглашение тройки Лингле – Эллисон – Веске, которая однажды стала самой забивающей в КХЛ. Однако свои задумки в Нижнем Новгороде не реализовал и на 30 процентов. Хотел создать службу скаутов, более серьёзно подойти к вопросу школы. Да и в основной состав не удалось пригласить многих людей, которых взять хотелось.

— Кого звали?

— Были взгляды на Свитов, Кайгородова. Понятно, что финансирование «Торпедо» заметно ниже, чем, допустим, у «Авангарда» или «Ак Барса». Но пригласить одного известного, харизматичного игрока хотелось. К сожалению, не потянули. Зато при мне в Нижнем заиграл Галузин, которого я всегда отстаивал, так как видел – у него бойцовский характер. За счет него он и играет. До сих пор в составе Алексей Потапов. Привезли Данилу Ильина.

— Той бы команде ещё и тренером Петериса Скудру.

— С ним мы как раз и разошлись. Он пришёл. А я уехал.

— Чтобы через несколько лет возглавить любительский чемпионат страны.

— Это, а также детско-юношеский хоккей основа развития нашего вида спорта. Базис вертикали, вершиной которой являются КХЛ и сборная. Поэтому своему нынешнему положению я чрезвычайно рад.

ГЕНЕРАЛЬНЫЕ ПАРТНЕРЫ НХЛ

СООРГАНИЗАТОРЫ

ПАРТНЕРЫ НХЛ